Previous Entry Поделиться Next Entry
Проект Закона об образовании предлагает ликвидировать начальное профессиональное образование
oleg_voronin
Оригинал взят у sq_trelony в Проект Закона об образовании предлагает ликвидировать начальное профессиональное образование
12 октября 2012 года в Москве состоялся Круглый стол по проблеме «Есть ли перспективы у начального и среднего профессионального образования в России?». Он проведен АНО «Совет по вопросам управления и развития» в партнерстве с НИИ инновационных стратегий развития общего образования Департамента образования Москвы, Академией профессионального образования. Информационное обеспечение Круглого стола — журнал «Профессиональное образование. Столица».

Представляю выступление на Круглом столе Е.В. Ткаченко (доктор химических наук, академик РАО, член Президиума РАО, Президент Академии профессионального образования, лауреат премии президента РФ в области образования. С 1992 по 1996 г. – министр образования РФ. Сторонник гуманизации, гуманитаризации и демократизации образования, дифференцированного, вариантного, доступного образования по выбору. При нём был объявлен мораторий на приватизацию в системе образования России).

Е.В. Ткаченко:

— Я буду говорить от имени Академии профессионального образования. Прежде всего, хотел бы выразить благодарность за то, что впервые за многие годы на площадке Государственной Думы специально поставлен вопрос о начальном и среднем профессиональном образовании. Однако сама постановка вопроса – есть ли перспективы у НПО и СПО? – для меня неприемлема. Она для меня звучит так же спорно, как и вопрос, есть ли будущее у молодежи России, и есть ли будущее у России вообще. Без рабочих кадров, причем, широкого спектра квалификаций, у России нет будущего. Сразу же извинюсь, что приходится говорить об известных вещах. Но это необходимо, потому что в Государственной Думе новый состав, и большинство этого состава не знает нашей системы. А нам нужно выработать консолидированное мнение, которое мы и должны передать новому составу Думы. Не мы принимаем решение, поэтому принципиально важно говорить о тех вещах, о которых мы говорим уже в течение ряда лет, но не услышаны были в должной мере.

Многие так и не поняли, что упразднение уровня и системы НПО будет не просто сменой вывески, а катастрофой для страны.



Проект уже внесен в Думу и мы обращаемся к депутатам: хватит слушать комментарии министерства, пора читать текст закона.

Читаем Статью 70 (п. 1): «Профессиональное образование включает в себя сле-дующие уровни образования: среднее профессиональное образование и высшее образование – бакалавриат, специалитет, магистратуру, подготовку кадров высшей квалификации». Вытекающий из этого и оставшийся без ответа вопрос: «Где здесь «квалифицированные рабочие», которых министерство предлагает «поднять до уровня СПО»? Хуже того, здесь нет и «специалиста среднего звена», что закладывает в будущем правовые основания для упразднения и уровня СПО.

Учебные программы НПО и СПО резко отличаются объемом практического обу-чения. В «Рекомендациях Минобрнауки РФ по разработке базисных учебных пла-нов…» его доля составляет до 85% в НПО и до 50% – в СПО (фактически разница еще больше). Уже, исходя из этого, объединить программы НПО и СПО невозможно, они могут быть только преемственны. Кстати, закон их и не объединяет, он просто опускает уровень НПО до примитивно-профессиональной подготовки.

Читаем Статью 75 п. 4: «продолжительность профессионального обучения оп-ределяется конкретной программой, разрабатываемой и утверждаемой на основе установленных квалификационных требований (профессиональных стандартов) организацией, осуществляющей образовательную деятельность…».

Еще более откровенна недавно принятая Государственная Программа образо-вания-2020, которая провозглашает «постепенный перевод программ НПО на корот-кие образовательные программы прикладных квалификаций» (с. 26). То есть НПО заменяется, его больше не будет. Из этого прямо следует, что для «короткого профессионального обучения» Государственные образовательные стандарты не будут разрабатываться. А теперь вспомним, что говорил министр Д. Ливанов, представляя проект в Думе: «…бесплатность образования гарантируется любому гражданину в рамках федеральных государственных образовательных стандартов». Но если не будет ГОСов, не будет и бюджетного финансирования. Надо ли объяснять, что работодатель не станет тратиться на базовую подготовку. Он просто объяснит пришедшему на производство выпускнику школы принцип: «Бери больше, кидай дальше». Это и будет все обучение.

Почему законопроект ведет начальное профессиональное образование в никуда, если существует реальный опыт уже не только Москвы, где почти 10 лет в коллед-жах последовательно осваивают два уровня: НПО и СПО?

Каковы катастрофические последствия упразднения уровня НПО:

1. Разрушается система непрерывного профессионального образования России, а это достижение многих поколений профессионалов. После так называемого краткосрочного профессионального обучения молодой человек попадает в профессиональный тупик: ни квалификации, ни полного среднего образования. Это и будет катастрофой для миллионов молодых людей.

2. Упраздняется уровень НПО. Таким образом, упраздняется и право на существование тысяч учреждений НПО в поселках, в сельской местности, где эти учреждения чаще всего единственные. Начальное профобразование дает возможность любому получать первую профессию и войти в мир труда. Это, кстати, и социальный лифт для сельской молодежи, для незащищенной молодежи, неблагополучной молодежи, для молодежи группы риска и для молодежи с ограниченными возможностями здоровья. Это упразднение уровня НПО затронет широкий спектр нашего общества.

3. Упразднение НПО – это демонтаж государственной системы под-готовки квалифицированных рабочих кадров. А если говорить о таких отраслях как оборонная промышленность и космическая промышленность, это может привести к тяжелейшим последствиям. Обратите внимание, аппараты уже в космосе стали падать. Часто нам говорят: то смазка была не та, то ветошь оставлена, то контрафактная продукция использовалась. Это говорит о том, что не инженеров не хватает, а высококвалифицированных рабочих. Доля рабочих высоких квалификаций катастрофически упала, до 5%, в то время, как в развитых странах она в 10 раз больше. Соотношение подготовки специалистов начального, среднего и высшего образования в стране примерно 1:1:1, в то время, как рабочих нужно в разы больше.

4. В законопроекте вводится ускоренная подготовка, что приведет к формированию в стране широкой прослойки низкоквалифицированной и малообразованной молодежи, ибо это обучение, а не образование. От этого отказались даже развивающиеся страны, а мы даем в новом законе.

5. Стране нужно 25 миллионов рабочих, как сказал наш президент, до 2020 года. Из них 10 миллионов рабочей аристократии. А где их готовить, если система НПО будет уничтожена? Все отдано в регионы и даже в муниципалитеты. Учреждения НПО в большинстве регионов будет упраздняться на основе нового закона, в котором отсутствует уровень НПО.

6. Законопроект полностью разрушает логику стратегических решений, принятых в минувшие годы. Он формирует недоверие к государственной образовательной политике. Например, почему предусмотренное концепцией модернизации российского образования на период до 2010 года, опережающее развитие начального и среднего профессионального образования, завершается теперь упразднением НПО?

7. Снимается социальная защита молодежи из неполных, неполно-ценных, малообеспеченных семей, а также мигрантов, а у нас таких до 80% в системе НПО. Закрытие учреждений НПО ведет к системному формированию социального сиротства в стране, но уже с участием государства.

8. Такой подход уничтожает достоинство системы НПО, которая десятилетиями решала многие вопросы не только профессионального обучения малообеспеченной и неблагополучной молодежи, но и ее воспитания и социальной защиты. Из этой молодежи выросли Туполев, Курчатов, Королев, Гагарин, Маресьев, Черномырдин и другие.

9. Приведу четыре цифры: в 1995 году, когда мы проводили съезд работников интернатов и детских домов, на 21,5 миллион школьников прихо-дилось 450 тысяч социальных сирот. В 2010 году на 13 миллионов школьников число сирот удвоилось, от 700 тысяч и больше! Даже в тяжелые 90-е годы мы не сокращали учреждения НПО, когда баррель нефти стоил 10 долларов. И еще добавлю. В 1995 году у нас было 19 спец. училищ для молодежи, которая совершала правонарушения. Сегодня в федеральной системе исполнения наказаний 339 училищ. Кстати, куда их девать? Там ведь техникумы не создашь.

10. Обсуждаемый законопроект меняется во времени. Первая версия была выставлена еще в мае-июне 2010 года, а в августе она уже обсуждалась на Госсовете. С тех пор уже шестая версия официально обсуждается. Изменения есть, но ключевых изменений, которые предлагает профессиональное сообщество, не принято. А за это выступает Российский Союз ректоров, Российская академия образования, Торгово-промышленная палата, Российское агентство инновационного развития, работодатели, многие выдающиеся ученые и общественные деятели, десятки тысяч специалистов, от Садовничего до Калашникова, которые принимали участие в обсуждении. Но мы не услышаны! Мне странно, что не учтена даже позиция премьер-министра Дмитрия Медведева, который 25 июля этого года на заседании Открытого правительства и 26 июля на Президиуме правительства жестко поддержал уровень НПО. В №9 журнала «Профессиональное образование. Столица» мы даем выборку о том, что и как говорилось. Через неделю после этого, проект внесен в Государственную Думу без учета, в том числе, и мнения лидера партии «Единая Россия».

Теперь о предложениях. Возможно, некоторые из них трудно осуществи мы. Но учитывая такой состав участников, мне хотелось бы их назвать.

1. Необходимо внести поправку в статью 43 Конституции России. Цель поправки: считать бесплатным не только 9-летнее, но и полное общее 11-летнее образование, и начальное профессиональное образование, то есть, 10-11 классы и НПО. По Конституции (статья 43) они платные. Это де-юре, де-факто они бесплатны по Указу Б.Н. Ельцина и последующем Законе «Об образовании». Если уж защищать, то давайте начнем защиту с Конституции.

2. Моя субъективная точка зрения: было бы справедливо вообще отказаться от обсуждаемого проекта закона, ибо в нем смешаны несовместимые конституционно-государственная и рыночная концепции. Кстати, это мнение и В. Садовничего, и других выдающихся ученых. В нем объединены уровни образования от детского сада до послевузовского. Это делает его громоздким, трудноосуществимым для такой многонациональной, поликонфессиональной, поликультурной, полисоциальной страны как Россия. Целесообразно было бы перейти на создание системы уровневых и отраслевых законов. Сошлюсь на один пример. Маленькая Финляндия, да и ряд других европейских стран, имеют уровневые законы. Легко написаны, легко осуществляются, легко контролируются и приносят результат. Финляндия за последние пять лет по международным рейтингам в числе ведущих стран мира по качеству образования, а в прошлом году вообще на первом месте.

А теперь о более конкретных предложениях, которые возможны к реализации.

1. Необходимо защитить в законе именно систему непрерывного профессионального образования. Она должна включать уровни начального и среднего профессионального образования, и трехуровневое высшее: бакалав-риат, специалитет и магистратуру.

2. С учетом необходимости подготовки 25 миллионов рабочих, в том числе, 10 миллионов рабочей аристократии, следует принять отдельный закон, направленный на обеспечение подготовки рабочих кадров в России на ближайшие десятилетия.

3. Необходимо возвратить на федеральный уровень учреждения НПО, обеспечивающие оборонную, атомную, космическую и авиапромышлен-ность. Ибо это вопросы государственной и национальной безопасности. Их нельзя передавать ни бизнесу, ни регионам.

4. Обучение рабочих кадров по краткосрочным программам, которое предлагается в новом законе, проводить можно, но параллельно с системой НПО, а не вместо нее. Дело в том, что для взрослого населения это хорошая перспектива, а для молодежи это тупик.

5. Нужно провести коррекцию статей законопроекта, ведущих к углублению социальной дифференциации, люмпенизации страны, к формирова-нию низшего класса малообразованных тружеников. Статей, которые подрывают процессы роста среднего класса и перспективы демократизации страны.

6. Считаю недопустимым механический перенос западных матриц образования на российские условия. Например, болонский процесс для инженерного образования или снятие социальной функции НПО как, якобы, мешающей самому профессиональному образованию.

7. Качественная модернизация страны будет возможна только при ее кадровом, материально-техническом и ресурсном обеспечении в условиях реальной защиты научных и научно-педагогических кадров. В стране сегодня идут обратные процессы. У нас наплыв низкоквалифицированных мигрантов и массовый выезд за рубеж подготовленных за счет государства специалистов с высшим образованием. Кстати, первые указы Президента РФ от 7 мая 2012 г. тоже противоречивы. В одном указе НПО даже нет. Учреждения переведены в различные центры многопрофильных прикладных квалификаций. В другом же Указе сказано, что учреждения начального профессионального образования, и мастера производственного обучения, и преподаватели НПО должны будут получать заработную плату, среднюю по региону, к 2018-му году (в то время, как учителям это обещано уже в этом году в декабре). Вот вам и пример поддержки развития системы начального и среднего профессионального образования.

8. Недопустима значительная дифференциация в оплате труда руководства и преподавателей учреждений образования. Разница в десятки раз! Низкий уровень зарплаты в образовании по сравнению со средним по экономике. Это тоже неправильная тенденция.

9. И еще одно, важное, с моей точки зрения, предложение. Нужно защитить модель московского колледжа, именно как модель. В нем интегрирован уровень НПО в рамках среднего профессионального образования. Там все на месте. Почти 10 лет работает эта модель. И там достаточно высокий, а иногда очень высокий уровень подготовки рабочих кадров. Подготовка рабочих и специалистов в Москве составляет 24-28 тысяч в год и примерно такое же количество представителей работодателей обучается на базе этих колледжей.

Готовят для самых ведущих отраслей, для авиапромышленности, например, корпорации Сухого. В Москве порядка 30% таких колледжей. И не только в Москве. Модель московского колледжа, по-разному названная, работает в Татарстане (кластеры), в Кузбассе (техникумы), в Ижевске (ресурсные центры). Они по-разному названы, но везде сохранен и защищен уровень НПО со всеми последствиями этого. Но почему люди вынуждены работать не благодаря закону, а вопреки закону, и всячески обходить его? Блестящий пример тому ректор МГУ В. Садовничий, но даже он вынужден обходить закон. Он добился для московского университета бакалавриата в рамках пяти лет обучения. Ибо понимает, что за четыре года по ряду направлений невозможно дать специалитет. Вот почему у нас, наконец, специалитет возвращен в высшее образование.

Есть ли будущее у НПО и СПО? В рамках такого закона, который делит моло-дежь на элитную и низкого уровня, будет больше проблем, чем решений. То есть, перспективы защиты будущего у молодежи России будут все более проблематичными. И все-таки они будут, история наша это неоднократно доказывала. Надо только честно говорить о достоинствах этой системы. Недостатки у нее тоже есть, низкое качество тоже есть, но где его нет? У нас есть масса данных и зарубежных экспертов, и наших собственных, и минэкономики, о том, что недостатков в среднем и в высшем образовании не меньше. Другое дело, что начальное профобразование не может само себя защитить. Его должны защитить мы.

Полностью материалы Круглого стола см. http://smdp.ru/arh/edu/68-2010-06-04-08-51-26/177-kruglyistol.html



?

Log in